Путин и Запад: свой или чужой? (I)

путин и запад

У многих одним из ключевых (если не главным) критериев отношения к власти и персонально к Путину стала тема «власть и Запад». В принципе, каждый ее уже практически решил для себя, что поразительно: многие сделали это с прямо противоположными знаками – но это характеризует не столько суть реальных реляций Кремля с Западом, сколько позиции самих оценивающих: всяк видит то, что хочет.

Но, думаю, разобраться тут следовало бы. Тем паче даже «чужой среди своих» анафематствованный Радзиховский категорически утверждает: Выньте из-под Вертикали фундамент антиамериканизма, отсылку к «руке Запада» — и она сразу повиснет в пустоте.

Теперь это свелось к бреду про то, что ОНИ хотят лишить нас нефтегазовой невинности… Кто эти «они» — НАТО, США, «всемирные русофобы» и т.д., стараются не уточнять. Почему «они» не захватывают куда большие и более беззащитные сырьевые богатства Ближнего Востока или не воюют друг с другом, чтобы захватить технологические богатства? Зачем воевать (с ядерной страной!), если в 100 раз дешевле купить? И т.д., и т.п.

Вопросы бесполезны — паранойя ответы найдет, а не параноидальных ответов тут нет.

Но ТОЛЬКО на этой бессмысленно-бредовой брехне держится ВСЕ идеологическое обоснование существующей пародии на «авторитарный режим».

Есть другое мнение:

Путин активно действует в интересах не народа России, а американской правящей верхушки, он встраивается в хвост политики Вашингтона …
(Советская Россия. 25.10.2001).

прошло десять лет и ничего не изменилось – Путин как был, так и есть американская марионетка.

Итак, тезисы можно сформулировать примерно так:

  1. «Власть (включим сюда все понятия: режим, тандем, Путин, Кремль и т.п.) – антизападническая, по-прежнему ищет утопический третий путь, вместо того, чтобы полноценно интегрироваться в Запад, где ей самое – и единственно возможное – место; ее реакция на действия Запада (ПРО, Грузия, Украина, Косово, расширение НАТО и т.п.) – параноидальная, России Запад ничем не грозит, нужно сменить режим, и мы вольемся в братскую семью цивилизованных народов».
  2. «Власть пудрит мозги населению антизападной риторикой, поскольку это популярно по причине ею же раздуваемых антизападных настроений и помогает на них держаться в кресле, а сама держит все деньги и своих детей там, связана с Западом лично, и вообще действует в его интересах» (см., напр., все того же Радзиховского: Путин связан с Западом «по жизни».
  3. «Власть, в общем-то, хотела бы сближения с Западом, но Россию не берут туда из-за недемократичности режима, менять его не хотят, а в Запад войти хотят – т.е. власть не антизападническая, но недемократическая и потому неинтегрируемая».

Учитывая то, что у нас традиционно повышенное (порой даже нездоровое) внимание к внешним факторам («что о нас скажут ТАМ?!»), это действительно важно в контексте нынешних болотных и т.п. бурлений.

Давайте разбираться по пунктам и даже малым пунктикам. Сразу извиняюсь за многабукафф, ибо тема того требует. Не хочется больше возвращаться.

Точка зрения: «Запад хороший».

«Запад не берет Россию к себе и активно третирует из-за ее недемократичности». «Если бы Россия была демократичной, ее бы взяли к себе = Запад заинтересован в демократизации России и ее включении в свои объятия; препятствие – власть и лично Путин».

Судя по всему, это не соответствует действительности.

Во-первых, у Запада была для осуществления этих планов блестящая и практически 100% возможность в период Горбачева-Ельцина. Тогда Россию можно было взять практически голыми руками – она могла бы войти не только в ЕС, но даже в НАТО. Привязать увязшую в долгах Западу страну во главе не со страшными чекистами, а с полутрезвым «другом Борисом», министрами (ино)странных дел Шеварднадзе и Козыревым можно было «без шуму и пыли», причем при вполне благоприятном отношении населения, в ту пору радостно фоткавшегося на фоне западных колбасных витрин.

Этого не было сделано, причем сознательно, а не по причине отсутствия технических возможностей. Напротив: именно по отношению к «другу Горби» и «другу Борису» было нарушено устное («ну зачем бумажные условности между друзьями?» – ср. нынешнюю аргументацию по ПРО) обещание не расширять НАТО на Восток.

Причин игнорирования и даже третирования Западом России в тот период может быть много. Упоение своей победой в холодной войне – а ситуация воспринималась только так. Соответственно, нужна была капитуляция, а не дружба. Пусть подольше поползает на коленях, поуговаривает, отдаст под контроль ресурсы – тогда можно и взять (а можно и нет: ведь взять, значит – кормить, а зачем? Это вам не маленькая Эстония).

Или желание иметь удобного врага, который не хочет быть врагом, но оправдает сохранение НАТО (ведь не против бен-ладенов весь этот ядерно-космический арсенал содержать, в конце концов?), а, значит, военных заказов, инфраструктуры, теплых бюрократических мест, контроля США над Европой и т.п.

Например, весьма любопытное мнение Пола Китинга, премьер-министра Австралии в 1991–1996 годах:

… достойно сожаления, что после неожиданного примирения конца 1980-х администрация Билла Клинтона опрометчиво решила окружить Россию со всех сторон, пригласив в НАТО бывших членов Варшавского договора – Польшу, Венгрию и Чешскую Республику. Поступив таким образом, Соединенные Штаты проигнорировали один из уроков истории: победитель должен вести себя великодушно по отношению к побежденным. В данном случае победитель и его представитель НАТО фактически предложили бывшим членам советского блока стать перебежчиками и тем самым заняли территорию, ранее принадлежавшую Советскому Союзу и находившуюся в сфере влияния России.

…Россия – единственная страна в мире, которая имеет возможность нанести невосполнимый урон Соединенным Штатам и Западной Европе, серьезно подорвав их экономический потенциал. Не кажется ли вам, что, когда русские сдали свою империю на рубеже 1990-х годов, США нужно было попытаться найти для них разумное место в общей системе стратегической безопасности? То есть следовало позаботиться о рациональном сосуществовании с Россией в рамках имеющихся международных институтов, памятуя о времени до начала холодной войны, когда мы были союзниками в борьбе с Гитлером. С человеческой точки зрения было еще важнее пригласить 140-миллионное население России, изрядно потрепанное в XX столетии, в сообщество процветающих наций.

Вместо этого Соединенные Штаты повели себя так, как это делали другие страны-победители на протяжении всей истории: они беззастенчиво использовали свое выгодное положение, окружив Россию военным щитом и обращаясь с ней как с потенциальным противником, а их сателлиты из Западной и Центральной Европы еще больше настраивали Америку против Москвы.

Т.е. не Россия или метаморфозы ее внутренней политики – главная причина того, что ее «не взяли на Запад». Просто – не захотели. И это важный момент для понимания раскладов и устранения иллюзий.

Во-вторых, эмпирически установлено, что Россия лучше трансформируется в (якобы) нужном Западу направлении – в сторону прозападных настроений, открытости (порой за счет нацинтересов) не под давлением, а как раз в периоды объятий.

И, тем не менее, именно Запад сознательно ужесточает свои действия по всем азимутам, поддерживая все, что шевелится, если оно шевелится против России. Причем это делается не только в период властвования тандема, а практиковалось и до того. Но даже и для лишения тандема поддержки было бы разумнее максимально притянуть Россию к себе, тем более, что оба лидера немедленно откликаются на позитивные сигналы – см. успех «перезагрузки». Однако ее разумные интересы демонстративно игнорируются.

Т.о. сам Запад является главным творцом антизападных настроений в России и задержек в ее продвижении в атлантическом направлении. Вновь любопытное мнение Пола Китинга, экс премьер-министра Австралии:

Такое развитие событий играет на руку российским националистам и ослабляет в российском обществе силы, которые ратуют за либеральные демократические принципы и ценности.

Казалось бы – хотите привязать население (а не только элиты) к себе – уберите все эти очереди от консульств, отмените визы. Но сегодня именно Россия настаивает на безвизовых режимах (а ведь СССР боялся, что его граждане проникнутся воздухом свободы), а Европа придумывает предлоги для того, чтобы это затянуть.

Как писал экс-мининдел Германии Й.Фишер:

Почему бы не подумать о том, чтобы перестроить НАТО для эффективной системы европейской безопасности, включая Россию? … Конечно, подобный смелый шаг изменил бы НАТО. Но еще больше он изменил бы Россию.

Видимо, просто это не очень нужно.

В-третьих, одной недемократичностью «особый подход» Запада к России объяснить трудно – к Китаю, Саудовской Аравии подходят с иными стандартами. Моему знакомому политику канадские коллеги как-то в кулуарах сказали, что причина этого в том, «что вы – белые». Т.е. арабы, китайцы – они цивилизационно другие, а вы вроде свои, и потому к вам с более строгими мерками. Однако вслух этого никто не говорит, отчего и возникают те самые двойные стандарты – вспомним хотя бы, как принимали в ВТО Китай (от чего теперь достается самим западникам) и как – Россию (по поводу которой считают, что ее членство в ВТО гораздо выгоднее Западу). Ну а уж что прощается своим – и говорить не приходится …

«Власть зациклена на Америке/Западе/НАТО, заражает своими страхами народ, а оснований для этого (и самих угроз) нет»

Есть ли объективные основания для того, чтобы считать Запад (США, НАТО) источником угроз?

Факты показывают, что – есть. Достаточно посмотреть, сколько в послевоенную эпоху и уже в этом столетии было развязано, инициировано, вдохновлено конфликтов, включая военные и кровопролитные по инициативе Запада.

Нас обвиняют в параноидальной реакции на расширение НАТО, на создание глобальной ПРО, что, дескать, обусловлено антизападничеством власти и военных. Но это неправда.

Задайте себе вопрос, как реагировали бы Кремль и Минобороны, если бы такую же ПРО создавали бы, на выбор, Иран, Китай, Австралия, Венесуэла, Зимбабве, любая незападная страна? Если бы самый мощный в мире военный блок был бы в Африке и он желал бы включить в свой состав Украину?

Власть/военные реагируют на объективные угрозы, откуда бы они не исходили, в этом их функция, и абсолютно разумно не полагаться в таких вещах на устные обещания (тем более, имея опыт их нарушения) или на то, что речь идет о «хорошем» блоке, а не о плохих режимах КНДР или Ирана. Это вообще глупость, и не только потому, что Иран и корейцы, вообще-то, пока ни на кого не напали, а США с союзниками атаковали страну без санкции ООН под фиктивным предлогам о якобы наличествовавшем в этой стране ОМУ.

Но главное заключается в том, что именно послевоенная история (а особенно ее постсоветский отрезок) показала, что дело вовсе не в «плохих» или «хороших» идеологиях, режимах, персонажах, а более всего в геополитике.

Трудно тут не согласиться с Карагановым:

Когда-то, во времена ослабления и загнивания СССР, диссидентствующие интеллигенты и просто интеллектуалы задавались сугубо умозрительным вопросом: а что, если страна сбросит с себя удавку коммунистической идеологии и социалистической экономики, станет капиталистической и свободной? Большинство считало, что бывшие враги примут нас в свои объятья. Меньшинство предполагало, что сильной капиталистической, экономически более эффективной и свободной России окажут отнюдь не меньшее противодействие, чем Советскому Союзу.

История подтвердила правоту вторых. В холодной войне, которая выглядела идейным противостоянием, геополитики было на самом деле больше, чем идеологии.

Позиция упоминавшегося Пола Китинга:

Бытует мнение, что, стань Китай настоящей демократией, в мире не останется конфликтов. Ведь демократии всегда живут в мире с другими демократиями. … Однако необходимо иметь в виду, что даже если бы все страны мира стали демократиями, международный порядок все равно остался бы анархичным по своей сути.

Индия и Пакистан – демократии, но трений между ними это не уменьшает. Демократическая Германия развязала войну с другими европейскими демократиями в 1914 году. Кто-то скажет, что Германия при Вильгельме не была демократией в чистом виде, но можем ли мы предугадать путь к миру во всем мире, устраивая конкурс красоты на самую изящную или эффектную демократию? Насаждение демократии – рискованное мероприятие, однако по окончании холодной войны либеральные интервенционисты принялись за дело. Что из этого вышло, хорошо видно на примере Ирака.

Поэтому гораздо правильнее сделать вывод, что наша власть не зациклена на угрозах с Запада только потому, что они с Запада, а реагирует на них, потому что они существуют объективно.

И Медведев, и даже Путин – скорее западники по мышлению, и будущее России видят все же в лоне христианской Евро-Атлантики. Они были бы реально заинтересованы в реальном создании европейской (а по сути – на пространстве «от Ванкувера до Владивостока») архитектуры безопасности с большими подвижками в сторону западников, если бы были обеспечены интересы безопасности населения России. Но Запад считает безопасность своим личным делом, которым нет смысла делиться ни с кем – «хотите верьте на слово, не хотите – ваши проблемы, но считаться с вами мы не будем».

Отрадно то, что это – не единственная точка зрения. И дело, соответственно, не в специфических паранойях России или ее руководства, а в объективных факторах. Например, в том же сохраняющемся после преодоления биполярного раскола военном альянсе.

Другое дело, что инакомыслие там не приветствуется, но оно существует:

Разыскивающий угрозы блок НАТО сам по себе является растущей угрозой всему миру.

… Однако, русские очень хорошо знают, что:

Щит будет строиться вокруг России, у которой есть ракеты, которые она хранит для сдерживания.

Нейтрализуя российские ракеты, Америка освобождает себе путь для атаки на Россию, зная, что Россия не сможет отомстить.

Поэтому, что бы ни говорилось, ПРО будет служить облегчению возможной агрессии в отношении России.

… Окружение России продолжается в Черном море, в Балтийском и в Северном полярном круге.

… США продолжает яростно настаивать на включении Украины, невзирая на тот факт, что это предполагает изгнание Черноморского флота России с его базы на Крымском полуострове, где местное население подавляюще русскоязычное и пророссийское. Это рецепт начала войны с Россией.

Точка зрения американского диссидента – Пола Крэга Робертса – известного экономиста и публициста, бывшего помощника министра финансов в правительстве Рональда Рейгана, автора восьми книг по экономике:

В американской доктрине по отношению к России перемен не было. Америка по-прежнему хочет мировой гегемонии. Преобладающий подход, на который опираются планы Пентагона: США должны быть в силе перебороть любого врага или набор врагов. … Россия стоит на пути этого мессианского представления о роли Америки. Поэтому Россию обнесли частоколом из военных баз и превратили бывшие советские республики в марионеток. Россия понимает, что ракеты в Польше должны были быть направлены не на Иран и радары в Чехии не за иранскими ракетами должны были смотреть. Не думаю, что Америка отказалась от затеи сделать Россию бессильной и засунуть ее в тот же карман, где сидят Франция, Германия и другие. А от ракет в Польше Обама отказался ради того, чтобы Россия поддержала его в Иране, а не потому, что он налаживает отношения с Россией.

Россия и Китай – вот два препятствия американскому господству в мире. … Я считаю американскую политику антироссийской. У России гигантская территория, столько же ядерного оружия, сколько и у нас, и у вас полно природных ресурсов, что дает России возможность контролировать всю Западную Европу. Союз с Китаем даст России огромные военные возможности. Страна, которая не может подчинить Багдад, не сможет подчинить Россию. Я боюсь, что если Россия поддастся на иллюзии, что американское правительство готово с ней дружить, то Америка тем или иным способом получит над ней контроль или нейтрализует ее.

Но инакомыслие, хотя и присутствует, не имеет шансов на продвижение в массах в условиях несвободы СМИ – не правда ли, мы привыкли это чаще слышать применительно к России? Однако мировые (читай западные) СМИ работают весьма эффективно – коль скоро о свободе СМИ в России принято судить по мнениям диссидентов, то и здесь опять послушаем американского диссидента:

Независимой журналистики в США практически не осталось. … Роль оппозиции, которую СМИ играли во время вьетнамской войны, показывая ее ложь и бессмысленность, осталась в прошлом. СМИ и вслед за ними читательская масса приняли войну в Ираке… На совести правительства лежат преступления, намного более страшные чем те, что совершались во время вьетнамской войны и в 1970-х гг., когда правительство отвечало перед общественностью за свои действия. … Ложь и обман, творимые Бушем и Чейни, а теперь Обамой, намного страшнее. Никсон лишь пытался замести следы политически мотивированного взлома, который он сам не заказывал и о котором на момент его совершения не знал. А тут речь идет о президентах, которые виновны в военных преступлениях и нарушают закон, шпионя за своими гражданами. Миллионы наказуемых нарушений, попирающих американские и международные законы, например, Женевскую конвенцию о пытках, – и никого не снимают с должности, никаких расследований, никто не кается. Медийные рупоры молчат.

– Как-то эта ситуация отличается от происходящего в других демократических странах Европы? В Канаде?

– Думаю, что СМИ в этих странах играют более активную роль. Важнее то, что все эти страны являются американскими марионетками. Мы полностью контролируем их внешнюю политику, их экономическую политику. Например, когда в Совете Безопасности ООН готовится какое-нибудь решение против Израиля, все наши друзья голосуют против. Франция одно время сопротивлялась, но с приходом Саркози и они стали частью нашего кукольного шоу. Все потому, что лидеры этих стран у нас в кармане.

– Что вы имеете в виду?

– Мы им мешками деньги даем.

Запад становится не специфической проблемой России или ее главных политиков, а всего мира. Он столкнулся перед экзистенциальным выбором – либо отказаться от глобального доминирования и диктата правил существования мира (что может обернуться риском для благосостояния «золотого миллиарда»: придется делиться), либо силой отстаивать статус кво, противостоять миру привычными способами – подкупом, агрессией, нечестными правилами финансово-экономической игры и т.п. И то, и другое связано с рисками. А вернуть себе честное лидерство можно только серьезными прорывами в разных сферах – от технологической до морально-этической.

ПРОДОЛЖЕНИЕ »»

Источник

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Правила комментирования

Единственная просьба ко всем комментаторам - представляться человеческими именами. Неважно будет это Ваше настоящее имя или псевдоним, русское имя или иностранное, лишь бы оно было человеческим.

Единственное требование - соблюдение границ цивилизованной беседы. Все комментарии, в которых содержатся оскорбления, угрозы, ненормативная лексика, кощунственные или богохульные заявления, а также что-либо, подпадающее под действие УК РФ удаляются без предупреждения. Такая же участь ждёт комментарии, содержание которых являет собой откровенный флуд, флейм и троллинг.

Прочие подробности здесь. Желаю приятного и плодотворного общения.